ЛЕНТЮЗИАСТЫ

МОДЕЛЬ 62-86

Адам Стратиевский

Адам Стратиевский

Автобиографические сведения*


Родился в Одессе 10.02.1938. Отец – музыкант (умер в 1944 г.), мать – врач (хирург).1946 -1955 – учеба в музыкальной школе-десятилетке им. П.С. Столярского (класс альта), самостоятельное сочинение музыки вместе с другом детства Ю.А. Фаликом.
1955 – переезд в Ленинград и поступление в консерваторию на теоретико-композиторский факультет
1956 -1959 – занятия по композиции и инструментовке в классе Ю.А. Балкашина
1960 – окончание ТКФ и поступление в аспирантуру к М.С. Друскину
1958 -1961 – работа концертмейстером в оркестре Театра юных зрителей, сочинение музыки к спектаклям («Муха-цокотуха», «Трень-брень» и др.)
1961 -1963 – служба в Советской армии по призыву; сочинял композиции, делал переложения и оркестровки для Ансамбля песни и пляски Ленинградского военного округа
1963 -1965 – продолжение занятий в аспирантуре и начало преподавательской деятельности в Ленинградском музыкальном училище при консерватории
1965 -1979 – постоянная работа в училище в качестве преподавателя различных музыкально-теоретических дисциплин: теория музыки, гармония, анализ музыкальных форм, зарубежная и советская музыкальная литература; работа над созданием нового учебника и задачника по гармонии **
1980 -1988 – лекции по Истории классической музыки в Ленинградском джазовом училище
1988 – 2003 – переезд в государство Израиль и работа в Тель-Авивской академии музыки на кафедрах композиции и дирижирования в качестве педагога по теоретическим дисциплинам: гармония, оркестровка, чтение партитур, анализ музыкальных форм.
2003 -2012 – продолжение педагогической работы с частными учениками.


* Сводный текст составлен Е.Разумовской на основании нескольких автобиографий, анкет и личных листков по учету кадров, которые должны были ежегодно заполнять вручную все преподаватели учебных учреждений в СССР. Все документы хранятся в Санкт-Петербургском объединенном межведомственном архиве Комитета по культуре в папке «Ленинградское музыкальное училище им. Н.А. Римского-Корсакова при консерватории: Личные дела сотрудников» (по алфавиту, б.п.).
** Список личных документов А.С. Стратиевского обрывается 1979-ым годом, когда его уволили из училища. Окончание трудового списка сделано Е. Разумовской.



Спектакли ЛенТЮЗа, музыку к которым написал А.С. Стратиевский:

1960 год. Алексей Толстой. «Золотой ключик». Постановка П.К. Вейсбрема.
1961 год. Евгений Гвоздев. ( по мотивам итальянских народных сказок).
«Сказка о девочке-неудачке». Режиссёр П.К.Вейсбрем.
1963 год. Карел Чапек. «Волшебное стеклышко». Постановка З.Я. Корогодского.
1966 год. Радий Погодин. «Трень-брень». Постановка З.Я. Корогодского.
1966 год. Алексей Анатольев (Яковлев) . «Шхуна, которую нужно увидеть самому». Постановка З.Я. Корогодского.
1969 год. Дж.Родари. «Джельсомино в сране лжецов». Режиссер С.Е. Димант.
1970 год. «Наш Чуковский» (балет «Муха-цокотуха»). Постановка З.Я. Корогодского.
1972 год. Семен Лунгин. «Без трех минут ровно». Режиссер С.Е.Димант.

 

ВСПОМИНАЮТ АРТИСТЫ ТЕАТРА ЮНЫХ ЗРИТЕЛЕЙ

Ольга Волкова

Адам пришел в ленинградский ТЮЗ в 1958-м году, будучи студентом консерватории по классу композиции и теории музыки. Он начал работать аккомпаниатором на спектакле «Золотой ключик», который ставил замечательный человек и очень талантливый режиссер Павел Карлович Вейсбрем.


Адам был тихим, интеллигентным, отличался очень хорошим музыкальным вкусом, театральным чутьем и фантастическим чувством юмора. Это все очень быстро понял Вейсбрем и потому поручил ему писать музыку к спектаклю. Музыка к «Золотому ключику» – первая блистательная работа Адама в качестве театрального композитора.
На репетициях мы очень быстро с ним подружились. Он оказался блестящим рассказчиком. Мы покатывались сó смеху над его «одесскими зарисовками». Вот одна из них: Адам заходит за своим другом во двор и «вырыгивает гамму». Друг слышит опознавательный сигнал и спускается.
Но, в очередной раз исполнив этот экстравагантный музыкальный сигнал, Адам услышал из одного окна истерический мужской крик: «Прекрати, сволочь, у меня язва желудка! Меня на рвоту тянет!» Адам, по-мальчишески придя в восторг от такой реакции, в следующий приход уже сознательно становился напротив окна язвенника и, с наслаждением, исполнял свой номер. «Убийца! Сволочь! Я тебя в милицию сдам!» Кончилась эта история тем, что однажды этот мужик подкараулил Адама во дворе и с криками – «Ловите убийцу! Он меня пытает каждый день!» – набросился на него. Адам побежал. Мужик за ним, вопя «Остановите убийцу!!!». Дело дошло до милиции с благополучным для Адама исходом: после демонстрации милиционерам «орудия убийства», те, давясь от смеха, отпустили шутника, взяв с него слово больше так не шутить.


Мы очень часто ходили в филармонию. Сидели на хóрах. Иногда Адам на скучном исполнении устраивал целый спектакль, изображая «гения-музыканта». Положив клавир на колени, он, глядя в него, начинал дирижировать, то соглашаясь с дирижером, то в возмущении вскакивая, размахивая руками: мол, «нет! не так!». Все это он проделывал очень тихо, а мы беззвучно умирали сó смеху.


Адам очень дружил с композитором Фаликом. Как-то притащил его в ТЮЗ, познакомил с Вейсбремом, и тот заказал Фалику музыку к другому спектаклю. Вот не было у Адама ни ревности, ни духа соперничества. Он любил музыку, любил талантливых людей, а сам был не только скромным, а каким-то «прозрачным» человеком – чистым, добрым, беззащитным, абсолютно не карьерным.


На долгие годы мы расстались, когда он уехал в Израиль. Там несколько раз мельком встречались, когда я приезжала в страну на гастроли. Это была такая радость – снова увидеть и услышать его! Мне говорили, что он преподавал в Израиле, как и в России. И значит, у него должны были остаться ученики. А значит, дал он им очень много.
Из Израиля он каждый год звонил мне и поздравлял с днем рождения. А я уже была в Москве и не понимала, где он нашел мой московский номер. И каждый раз была потрясена. 15 лет звонил. А в прошлом году не позвонил… Потом я узнала, что его не стало.


Есть люди, с уходом из жизни которых невозможно смириться. Но я уверена, что и в его детях, и в его учениках он продолжает жить, вложив в них свой талант.